ЖЕНЩИНЫ В ШАХМАТАХ. Юрий Авербах

ЖЕНЩИНЫ В ШАХМАТАХ. Юрий Авербах

averbach1
Мэтр современных шахмат, старейший в мире гроссмейстер, Юрий Львович Авербах

Идея данного интервью возникла в связи с подготовкой к печати книги Риммы Билуновой при участии Сергея Розенберга о славных победительницах Всесоюзных чемпионатов 1927 — 1991 годов.

Мэтр современных шахмат, старейший в мире гроссмейстер, Юрий Львович Авербах – международный арбитр, экс-президент Шахматной федерации СССР, многолетний главный редактор журнала Шахматы в СССР, автор фундаментальных изданий и многих шахматных книг, тренер – любезно согласился побеседовать с мастером С.Розенбергом о женских шахматах и роли женщин в шахматной деятельности.

– Первый вопрос: Юрий Львович, скажите, пожалуйста, как историк, причастны ли женщины к изобретению шахматной игры?

– О происхождении шахмат существует много легенд. Так, персидская легенда из VII века такова: жена некоего воинственного правителя, которой надоело, что он всё время проводит в походах, попросила одного умного философа, чтобы тот изобрел военную игру, которая удержала бы её мужа от бесконечных войн. Это первое упоминание о шахматах, связанное с женщинами.

– На протяжении веков шахматная игра была в основном уделом мужчин. Как случилось, что женщины стали принимать участие в шахматных соревнованиях?

– До начала ХХ века женщины очень мало соревновались в шахматной игре. Хотя в Англии в середине ХIХ века и существовал Ladies Chess Club. История женских шахмат в Европе начинается фактически с 1924 года, когда была создана ФИДЕ, а в 1927 году впервые было проведено женское первенство мира. Его выиграла чешка Вера Менчик. Советские шахматисты не участвовали, т. к. было официальное письмо Крыленко в ФИДЕ, говорившее, что мы стоим на позициях классовой борьбы и с организациями, которые стоят на других позициях, мы не хотим связываться. Таким образом, мы сами отказались.

– В какую силу играла Вера Менчик?

– Вера семь раз завоевывала звание чемпионки мира, но когда она в 1935 году приехала в Москву играть в мужском международном турнире, то заняла последнее место. Из девятнадцати партий она сделала три ничьи, остальные проиграла. Таким образом, она уступала на две головы мужчинам, но женщин настолько же превосходила. Так, во время турнира Менчик дала сеанс 10 лучшим советским шахматисткам. Рубцова играть не стала, но играли Чудова, Морачевская и другие. Кажется, сеанс закончился со счётом 9:1 в её пользу.

– Случалось ли Вам в течение карьеры сталкиваться с женщинами за шахматной доской?

– Да, можно сказать, с самого начала. Я научился шахматам в шесть лет, и первым моим противником была женщина, приятельница мамы – сестра Василия Панова; кстати, он был первым мастером, которого я обыграл. По-настоящему я увлёкся шахматами (до этого играл в волейбол) в 1935 году, в 13 лет. Так вот, я пришёл на Стадион юных пионеров (СЮП) и как-то обратил внимание на игру двух сильнейших московских девушек. Одна из них по фамилии Мохель, другая Удругова. Позиция на доске мне хорошо запомнилась – Удругова имела две лишние фигуры, но вдруг одну из них зевнула. И Мохель обрадовано заявила: «Ну, теперь мы ещё поиграем!». На СЮПе я набирал третий и второй разряды. Когда открылся Московский городской дом пионеров, я перешёл туда. Первым чемпионом МГДП был не Хенкин, как считается, а Народицкий, будущий видный инженер-конструктор и дедушка нынешнего молодого американского гроссмейстера, ставшего чемпионом мира среди юношей. Много есть что вспомнить! Например, когда с Сергеем Белавенцем матч на звание мастера играл Александр Чистяков, я занимался английским языком с его матерью.

– Как развивались победоносные женские шахматы в СССР?

– Систематически с женщинами-шахматистками после открытия ЦШК СССР в 1956 году стал заниматься А.М.Константинопольский. Это была его епархия. Александр Маркович был шахматистом гроссмейстерского уровня, выдающимся теоретиком и опытным педагогом. До войны он вёл занятия в шахматной секции Дворца пионеров в Киеве. Воспитал плеяду известных советских шахматистов – Давида Бронштейна, Исаака Липницкого, Абрама Хасина, Анатолия Банника и многих других. В том числе, там были способные девочки, будущие чемпионки Украины. А в Москве Константинопольский настолько эффективно организовал занятия с сильнейшими советскими шахматистками, что они постоянно выигрывали Всемирные шахматные олимпиады среди женщин, а также индивидуальные международные турниры и первенства СССР. Тогда сильнейшими были Рубцова и Быкова, у которой была блестящая память. Она ловко играла в подкидного дурака, где надо помнить расклад карт, и всех обыгрывала. Быкова впоследствии работала в телевизионной Шахматной школе. Организовал эту передачу Котов – он встретился с Лапиным, а тот оказался любителем шахмат. Школу вели три человека: Юдович преподавал дебют, Котов – миттельшпиль, а я – эндшпиль. Быкова получала ящики писем от слушателей, и все их складывала в ванной комнате. Любопытно, что у Быковой была своеобразная фантазия – она считала, что может заставить противниц делать плохие ходы. Думала, что их гипнотизирует. Мы выступали раз в неделю по очереди в течение часа. Потом подключился Борис Воронков, а впоследствии Людмила Белавенец. Школа существовала с 1969-го по 1986-й. За эти годы мы подготовили 80000 разрядников.

– Каким образом в советской Грузии развилась великая шахматная школа?

– Грузинский феномен в своем зародыше обязан одному человеку – руководителю шахматной секцией тбилисского Дворца пионеров с 1947 года Вахтангу Ильичу Карселадзе. Здесь рельефно просматривается «роль личности в истории». Конечно, и до него были в Грузии хорошие тренеры, например, Арчил Эбралидзе, наставник Тиграна Петросяна. Но Вахтанг Ильич соединил в себе свойства идеального педагога: квалификацию, требовательность, доброту, любовь к ученикам, а также бесконечную самоотверженность. О его выдающихся достижениях красноречиво говорят имена Ноны Гаприндашвили и Наны Александрия. Но, конечно, в Грузии были серьёзные предпосылки для успеха женских шахмат. Девушкам ещё при царице Тамаре дарили шахматы, чтобы уберечь их от пагубных коммуникаций. К сожалению, Карселадзе совсем мало прожил – всего 47 лет. Достойным его преемником на тренерском поприще был Марк Дворецкий. Его талант теоретика и методиста сыграл весомую роль в развитии отечественных и мировых шахмат.

– Юрий Львович, что Вы можете сказать о стиле и качестве игры шахматисток?

– Здесь речь идёт о двух аспектах: выбор хода и плана игры а) в стандартных и выученных ситуациях и б) в оригинальных положениях, которые требуют оценки и расчёта. Нередко женщины могут их перепутать, и в результате случаются недоразумения. Большинство шахматисток, и даже совсем юные, фанатически верят в то, чему их учат; фактически даже зазубривают. Например, одной весьма сильной шахматистке, которая уже боролась в первенстве СССР, Бондаревский прочёл лекцию об оппозиции – дальней, ближней, диагональной. В общем, что называется, задурил голову. И как раз в одной её партии возникло положение, где самый глупый ход был – идти в оппозицию. Я с кем-то поспорил, что она сделает этот плохой ход, потому что безоговорочно верит азбучным истинам, невзирая на множество исключений из правил. Она сделала этот ход и потом месяц со мной не здоровалась, потому что я его предугадал. То есть, когда можно применить чью-либо авторитетную рекомендацию, женщины часто этому следуют. Важную роль играет память. У некоторых игроков она бывает не слишком хорошая, например, у Зворыкиной. Кира Алексеевна, очень талантливая шахматистка, однажды попалась в ловушку. Когда её тренер, мастер Бонч-Осмоловский удивился: «Как же так, Кира, я вам эту ловушку показывал?!», Зворыкина ответила: «То-то я думаю – что-то знакомое…»

– Такие свойства женского мозга проявляются только в шахматах, или вообще?

– Вы знаете, это, пожалуй, присутствует у них и в других областях мышления, отличных от шахмат. Вот характерный случай, который произошел со мной в Таллине на 90-летии со дня рождения Пауля Кереса. Там была трехкратная чемпионка СССР по шахматам и одновременно крупный филолог Лариса Вольперт. Пользуясь представившейся возможностью, я обратился к ней по поводу одной моей идеи, связанной с творчеством М.Ю.Лермонтова. Дело в том, что в его пьесе «Маскарад» главный герой Арбенин из ревности убивает свою молодую жену Нину. Мне показалось, что психологически такой сюжет не вполне оправдан, потому что, если мужчина намного старше, то присутствует отцовский комплекс, а тут получается, что он поступил слишком жестоко. Это было не более чем моей версией. Но неожиданно Лариса Ильинична не на шутку рассердилась: «Вы не имеете право критиковать гения!» – воскликнула она. Первой моей реакцией было крайнее удивление. Ведь Вольперт была ученицей знаменитого учёного Ю.М.Лотмана, который совсем не поддавался авторитаризму. Юрий Михайлович свободно рассуждал, анализировал творчество великих, критиковал. В частности, он дополнил формулу нобелевского лауреата, физиолога Ивана Петровича Павлова о существовании двух видов людей – Художников и Мыслителей. Лотман утверждал, что, согласно параллелизму сознания, в каждом художнике живет мыслитель и наоборот. Но известно, что Лермонтов был вдвойне художником – в живописи и в литературе. Разрушительная сила Арбенина, очевидно, родилась из образного представления Лермонтова о взаимоотношениях мужчины и женщины.

– Что-то в этом есть. Когда смотришь драматическую сцену гибели Нины в талантливом исполнении артистов Малого театра, действительно, охватывает какое-то чувство неправдоподобия.

– Конечно; бытие определяет сознание. Лермонтов в детстве и юношестве имел обыкновение влюбляться в девушек, которые не отвечали ему взаимностью. Вероятно, этой ролью он отомстил им всем. Причём идейную линию сюжета молодой Лермонтов (ему был 21 год) почти точно заимствовал из пьесы Шекспира «Отелло».

Но почему же нельзя читателю критически обсуждать творчество исполинов? Позднее я понял, что такая чисто женская реакция Ларисы Ильиничны была основана на устойчивых иерархических представлениях. Этот пример лишний раз убедил меня в различном процессе мышления разнополых существ. У женщин он более упорядочен, приближаясь к состоянию нулевой энтропии. Порядок должен главенствовать во всём: дети – накормлены, посуда – вымыта, фигуры на шахматной доске – развиты! В общем, метафизика: пожалуйста, критикуйте ничтожество, а гения – не трогайте!

Однако если создаётся неординарная ситуация, женщины часто затрудняются найти правильное решение. Так, например, автомобилисты говорят, что женщины за рулём более аккуратны и дисциплинированны, чем мужчины, но в экстремальных случаях теряются. Подобное происходит у них и за шахматной доской…

– Но ведь все сестры Полгар, и особенно Юдит, прекрасно ориентировались в острейших ситуациях на доске; находили сложные комбинаторные возможности.

– Это благодаря тому, что их мозг был специально подготовлен к решению конкретных шахматных задач, в чем целиком заслуга их папы Ласло. Он создал для них уникальный практикум, где приращение сложности заданий происходит дифференциально, т. е. с бесконечно малым изменением. Чаще всего авторы упражнений примитивно переходят от простого к сложному, не учитывая, что мозг не любит скачков. Но и сёстрам Полгар – этим великолепным шахматисткам – свойственны некоторые женские слабости. Женщины имеют тенденцию переоценивать своё положение. Мне однажды довелось играть со средней сестрой, Софией. В примерно равном положении она очень хотела выиграть у пожилого гроссмейстера (мне было тогда за 70), сыграла рискованно и проиграла. Что-то аналогичное произошло и с Юдит в очень важной партии со Свидлером в Кубке ФИДЕ. В несколько худшей позиции она нарушила принцип Стейница, решила атаковать и просчиталась.

– Как Вы объясняете столь головокружительный рост уровня женской игры за последние полвека?

– Действительно, современные девушки прогрессируют семимильными шагами. Во-первых, они занимаются с опытными педагогами-мужчинами; во-вторых, уделяют шахматам много времени и стажируются в мужских турнирах. Сравните: Вера Менчик в тридцатых годах сильным мужчинам большинство партий проигрывала. А на рубеже ХХ и ХХI веков Юдит Полгар почти не уступала сильнейшим мужским гроссмейстерам! Вероятно, еще лет через 60-70 каждая ничья с лучшими шахматистками будет праздником для мужчин…

Нынешние шахматистки отлично соображают тактически, хорошо комбинируют и очень прилежны. Но когда надо что-то экстраполировать, включить подсознание, здесь они пока слабее мужчин. Почему – не знаю, это вопрос биологический.

– Какие яркие фигуры Вы могли бы отметить в шахматах среди женщин, кроме чемпионок мира?

– Я бы выделил три фигуры. Давайте по старшинству. Пока рекорд долголетия держит Жаклин Ротшильд-Пятигорская (1911-2012). Ей пришлось бежать из Франции в США в период фашистского нашествия. Была женой знаменитого виолончелиста Григория Пятигорского, учредила в 60-х годах международный шахматный турнир «Кубок Пятигорского». Вкладывала немалые средства в шахматы, в спорт, музыку, искусство и культуру. Сама была активной спортсменкой: чемпионка США по теннису, участница первой Всемирной женской шахматной олимпиады в составе команды США (1957, на 2-й доске).

90 лет прожила наша Вера Николаевна Тихомирова (1918-2008). Она много сделала для развития шахмат в России. Умела совмещать обширную турнирную практику с общественной работой. Была четырехкратной чемпионкой РСФСР, 14 раз участвовала в чемпионатах страны. 25 лет возглавляла российскую федерацию шахмат. В 60-е основала легендарные сочинские международные турниры, заботилась о молодых шахматистах, многих из них выручала в трудных жизненных ситуациях. Но также успевала создавать наилучшие условия для выступлений шахматной сборной РСФСР. Полный триумф команда праздновала в 1975 году. Сборная России не только выиграла Спартакиаду народов СССР, но и в стыковом матче обыграла сильнейшую по составу сборную столицы со счетом 8,5:0,5!

Среди шахматисток Европы блистала Шанталь Шоде де Силан (1919-2001). Она руководила шахматным клубом «Каисса» в Париже. Многократная чемпионка Франции (впервые – в 15 лет). Участница многих мужских чемпионатов страны. В составе команды Франции играла в девятой мужской (1950) и первой женской (1957; 1-я доска) Олимпиадах. Участвовала в чемпионате мира 1950 года, в турнирах претенденток 1952, 1955 и 1961 годов. Международный мастер с 1950 года. Почётное гроссмейстерское звание присвоено в 1990 году за прошлые заслуги. Но кроме официальных титулов и званий, была красавицей и очень остроумной женщиной; рассказывали, что Шанталь претендовала на звание «мисс Франция». У нее было пятеро детей, и на вопрос: «Как вы в период германской оккупации умудрились завести столько детей?», отвечала: «А тогда больше нечего было делать!». На женском чемпионате мира 1950 года в Москве работник спорткомитета Александр Прорвич ведал хозяйственными вопросами. Как-то он постучался в номер Шанталь с намерением вручить суточные. А это было на следующее утро после банкета во французском посольстве. На недовольный вопрос мадам «Кто там?» Прорвич мог только сказать по-французски «Деньги!» Дверь сразу же распахнулась, и улыбающаяся шахматистка воскликнула: «Для денег эта дверь всегда открыта!» Мне однажды пришлось решать с ней деловые вопросы, когда она издавала во Франции нашу с Бейлиным книгу «Путешествие в шахматное королевство». Там присутствовала одна партия, которая, как выяснилось, на самом деле не игралась, а была искусственно составлена Крейчиком. Когда я хотел эту партию изъять, мадам сказала, что именно этот факт подделки лишний раз доказывает, что шахматы являются искусством.

– Почему нынешние крупные гроссмейстеры нередко терпят фиаско в хорошо известных эндшпильных положениях?

– Ну, здесь можно привести одно из любимых выражений Тиграна Петросяна: «…молодые в наше время имеют высшее образование, но без среднего!». Как иначе объяснить, что Свидлер однажды не выиграл эндшпиль «ферзь против ладьи»? Значит, мало работал над простыми окончаниями. Случается и неадекватное разыгрывание окончаний «ладья против ладьи со слоном или конём».

– А как обстоит сегодня дело с дебютами?

– Огромная теоретическая информация слишком загружает головы игроков еще до начала партии, что сильно сковывает их творческую самостоятельность. Я считаю, что надо перейти к системе, как в картах, то есть начинать партии с теоретически равновесных положений. Например, по лотерее выбирать какую-нибудь позицию из испанской партии, сицилианской защиты, ферзевого гамбита и т. д. Это будет делать играющий белыми. Можно при ФИДЕ учредить комиссию экспертов, которая создаст множество такого рода положений. Примерно так же, как это обстоит со сдачей экзаменов. Пришли на тур и вытянули билет на какую-нибудь позицию из любого дебюта. Это будет лучше, чем сейчас, когда шахматист, зная дебютный репертуар противника, заготавливает «убойный» сюрприз с помощью мощного компьютера.

– Большое спасибо, Юрий Львович, за Ваши откровенные, хотя и не всегда комплиментарные высказывания. Вы не возражаете, если этот материал будет использован в упомянутой книге?

– Пожалуйста, используйте…

e3e5.com

Views All Time
Views All Time
707
Views Today
Views Today
1

Об авторе

admin administrator

Оставить ответ