Борис Гельфанд: Как я стал врагом израильских шахмат

Автор:admin

Борис Гельфанд: Как я стал врагом израильских шахмат

gelfandint1

Многолетний лидер сборной Израиля ответил на вопросы Владимира Барского

– Борис, как могло случиться такое, что вы стали «персоной нон-грата» в израильских шахматах?

– Год назад в Израильской шахматной федерации сменилось руководство, выборы с минимальным преимуществом выиграл Дани Порат. По сообщениям прессы, до выхода на пенсию – самый высокооплачиваемый работник Израиля. Он проводит неплохой турнир выходного дня и был арбитром на Олимпиаде 1976 года. О других его достиженияx в израильских шахматах мне неизвестно.

– Как у вас избирается председатель федерации?

– Его избирают только представители клубов. Я, например, не имею голоса. В зависимости от того, в какой лиге выступает клуб, у него есть определенное количество голосов. В руководстве 15 человек, из них четверо уровня мастера и выше, остальные в лучшем случае – перворазрядники и кандидаты в мастера. Многие – родители юных шахматистов. Большинство фамилий мне неизвестно, а читателям и подавно.

Некоторые из этих людей в руководстве федерации по 20-30 лет. Воспитывались они на лозунгах: «Шахматы – не профессия», «За игру в шахматы никому платить не надо». Они считают, что международная деятельность федерации никому не нужна. Возможно, они долгие годы страдали, потому что наша сборная добивалась невероятных успехов, не говоря уже о моих достижениях. Последние десять лет руководители федерации считали важным поддерживать команду. Мы участвовали в 9 из 10 последних Олимпиадах: дважды брали медали, трижды попадали в пятерку. Дважды брали медали на европейском первенстве, почти каждый раз выходили в чемпионат мира. На Олимпиаде в Тромсе-2014 боролись достойно, попали в десятку.

– А как вообще организована профессиональная шахматная жизнь в Израиле?

– Никак не организована. Шахматисты не получают ни от государства, ни от федерации никакой поддержки. Сборы, стипендии, оплата поездок на официальные турниры – всё это просто отсутствует. В последние пару лет игрокам сборной оплачивалась поездка на чемпиона Европы, но Порат отменил эту практику. Единственное, что получали профессионалы, которые попадают в сборную – это некоторую сумму, которая позволит провести подготовку к нескольким турнирам.

– Так что же все-таки случилось с Олимпиадой?

– Порат назначил директором федерации Гиля Боруховского, отца самого перспективного молодого шахматиста Израиля и представителя одного из самых влиятельных клубов из Кфар-Сабы. Удивительно, что такого человека назначили ответственным за сборную, ведь налицо прямой конфликт интересов! Еще до прихода Боруховского обсуждалось, посылать ли сборную в Исландию на чемпионат Европы. Но Порат был против, потому что в 2015 году мы уже съездили на чемпионат мира, а две поездки будет «слишком жирно», надо экономить деньги на Олимпиаду.

В январе-феврале Порат и Боруховский придумали креативную идею, до которой не додумались лучшие умы человечества. Они дали задание капитану составить два списка игроков: «дорогих» и «дешевых», из которых потом они выберут состав сборной. Когда эта идея провалилась и мы с капитаном Алексом Каспи заявили, что поедем только в составе сильнейшей сборной, началась другая песня: у федерации большие долги, поэтому надо везде, где можно, сократить расходы. Поэтому, например, бюджет на женщин и юношей увеличили, а на основной сборной решили сэкономить. Руководители федерации вообще с деньгами путались: то говорили, что денег совсем нет, то есть, но немного не хватает. Причем в один и тот же день Порат говорил одно, а Боруховский – другое. Видно было, что игра идет нечистая. У наших руководителей впечатление, что Олимпиада – это турпоездка. Они начали с того, что назначили из своих людей руководителя делегации, а также делегатов на Конгресс ФИДЕ и ЕШС. Порат, хотя он фактически убрал страну с шахматной карты, на Конгресс ФИДЕ поедет.

Было видно, что хотят кого-то протащить в сборную; Каспи просили не объявлять состав до окончания чемпионата Европы в Косово: мол, надо дать шанс тем, кто там играет. Однако никто из израильтян, к сожалению, не попал даже в сотню. Капитан объявил такой состав: Гельфанд, Родштейн, Смирин, Сутовский и Постный.

– Борис, вы этим составом играете уже лет десять. Разве руководители федерации не правы, когда говорят о том, что нужно воспитывать молодежь?

– Да, это так. Поэтому я предложил, чтобы все члены команды передавали свой опыт молодежи: читали лекции, опекали молодых талантливых детей, помогали в подготовке. Мы были готовы взять на себя такую обязанность. Господин Порат сказал, что его это устраивает, и казалось, что решение найдено. Однако через несколько дней был обнаружен новый предлог: якобы, директорат это решение не утвердил. Сказали: надо членам сборной сократить гонорары на 20%. Как справедливо заметил Илья Смирин, господин Боруховский выступил в стиле известного персонажа из «Собачьего сердца»: начал говорить, что «члены нашего домкома приняли решение об уплотнении». Угрожали: кто не согласится, тот будет исключен из сборной. Устроили мелкий постыдный торг, о котором даже неприлично рассказывать. Я, как мой любимый персонаж – профессор Преображенский, попросил предоставить список «членов домкома» с их заслугами и компетенцией; в итоге я был исключен из сборной.

История попала в прессу, после чего, как мне сообщили, было проведено «партсобрание», и от меня потребовали разоружиться перед партией: извиниться перед руководством федерации, признать, что я соврал, и впредь я должен был с прессой на тему деятельности руководства федерации не общаться. Мы знаем, сколько усилий прикладывают во всех странах для того, чтобы пресса писала о шахматах, а тут всё наоборот.

В итоге из сборной выбросили меня, Илью Смирина, Эмиля Сутовского и нашего капитана Алекса Каспи. Под разговоры о том, что надо омолаживать сборную, в состав пригласили 54-летнего Сашу Хузмана, обсуждали кандидатуру 52-летнего Алона Гринфельда. В итоге взяли Мишу Ройза: он замечательный тренер, но уже около годa почти не играл в турнирах – перешел на тренерскую работу.

– Люди со стороны, не замешанные в конфликте, пытались вмешаться?

– Конечно. К Порату обращались руководители ФИДЕ, видные журналисты, другие уважаемые люди. Но ничто не могло повлиять на его эго. Сейчас дело пытаются представить так, что у нас денежный конфликт, но это просто очередная зацепка. На самом деле, к власти пришли люди, которых не интересуют шахматы высокого уровня. Начиная с 1935 года, задолго до образования государства, Израиль всегда выставлял на шахматную Олимпиаду сильнейшую команду. Но господин Порат разрушил эту традицию.

– Авиталь Боруховский включен в состав сборной?

– Нет, его не включили. Хотя если уж омолаживать состав, то надо брать молодого перспективного шахматиста, который много работает над шахматами. Впрочем, в последние полгода он не показывает ярких результатов. Возможно, Каисса мстит ему за деяния папы.

Молодых шахматистов, о которых они на словах так пекутся, лишили возможности позаниматься с лучшими игроками. А кроме того, преподали им урок: даже если они дойдут до самых вершин, те же некомпетентные чиновники будут им хамить, оскорблять и указывать, как «уплотниться».

– Все это очень печально…

– На днях я получил письмо от руководства федерации, в котором заявлено, что я не смогу вернуться в сборную до тех пор, пока публично не принесу извинения лично господам Порату и Боруховскому. Так что моим болельщикам придется запастись терпением.

ruchess.ru

Views All Time
Views All Time
576
Views Today
Views Today
1

Об авторе

admin administrator

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.